Пирамида Мейдоффа. Чему научились инвесторы? | Прибыльный Форекс

Пирамида Мейдоффа. Чему научились инвесторы?

Пирамида Мэйдоффа собрала почти 65 миллиардов долларов (чистый обман составил 17.3 миллиарда долларов) не только у наивных частных инвесторов. Ему поверили бесчисленные профессиональные инвесторы, руководители взаимных инвестиционных фондов и фондов активов, руководители банков, финансовые советники и другие профессионалы в области инвестиций, которые не должны были верить ему на слово. Можно было надеяться, что имея всю информацию об этом финансовом преступлении, средний инвестор теперь освоит основы собственной защиты. Но ни телевизионные передачи, ни бесчисленные статьи не говорят о реальных уроках, которые средний человек, инвестирующий для получения дохода, или накапливающий деньги на пенсию, должен был получить, чтобы избежать такой же судьбы.

Ниже описываются пять основных красных флажков, которые должны замечать более опытные инвесторы, и которые средние инвесторы должны запомнить, как уроки скандала с Берни Мэфдоффом.

Meidoff Bernie

1. Не привлекались независимые хранители

Инвесторы редко должны или вообще не должны отдавать свои деньги тому же человеку или той же компании, которые осуществляют инвестиции их средств.

Авторитетные советчики или управляющие компании должны размещать финансовые счета своих клиентов в независимых финансовых компаниях, у брокеров или в банках, являющихся по отношению к советчику сторонней организацией, и получать от клиента разрешение управлять своими фондами. Другими словами, клиент выписывает чек или передает деньги организации, которая хранит эти деньги на счету до тех пор, пока агент клиента не представит подписанные клиентом бумаги, в которых говорится, что он является советником, управляющим фондами клиента. Такими авторитетными хранителями являются Pershing, TD Ameritrade, Charles Schwab и Fidelity.

Хранители фондов предлагают несколько видов защиты. Они независимы, имеют хорошую репутацию в финансовом сообществе, работают в рамках федеральных и государственных законов и нормативов, и подотчетны таким организациям как Служба регулирования финансовых услуг (FINRA), Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) и другие. Они также предоставляют возможность независимой, вторичной проверки, выпуская ежемесячные или ежеквартальные отчеты, содержащие информацию о том, как были инвестированы и использованы деньги (т.е. расходы и денежные потоки). Кроме того они являются независимыми, профессиональными контроллерами аутентичности и репутации советников, управляющих названными фондами.

В случае Мэйдоффа было два типа инвесторов, те, кто передавали деньги непосредственно ему и его компании, а также фонды-доноры, такие как финансовые фонды, или фондовые компании. Из различных отчетов видно, что инвесторы отправляли средства непосредственно на счет банка JP Morgan, что не отражалось в отчетах компании. Мэйдофф и его помощники, занимавшиеся инвестициями и административными вопросами, направляли эти средства через компанию Bernard Madoff Investment Securities (BMIS), созданную в 1960 году в качестве брокера, где они размещались на отдельном счету. Его брокерская компания занималась реальными финансовыми операциями. Но средства, направленные на инвестиции, оставались в JP Morgan и аффилированных счетах, и никуда не инвестировались. Эти средства использовались для погашения задолженностей, для операционных расходов и для личных нужд Мэйдоффа. Не привлекался независимый хранитель средств, а отчеты поступали из единственного источника — собственной фирмы Мэйдоффа.

2. Не привлекался независимый аудитор

Компания, подотчетная FINRA, такая, как брокерская компания Мэйдоффа, обязана заполнять ежегодный аудиторский отчет и подавать его не позднее, чем через 60 календарных дней после даты, выбранной для конца их финансового года. Открытые акционерные компании должны проходить периодические аудиты, в частности, при представлении информации в SEC. Согласно требованиями SEC, финансовые советники, имеющие доступ к средствам клиентов или их ценным бумагам, должно подвергаться внеплановым ежегодным аудиторским проверкам со стороны независимого аудитора. Кроме того, форма ADV, которую финансовые агенты должны ежегодно представлять в SEC, содержит информацию о наложенных на них дисциплинарных мерах для сведения возможных инвесторов.

В идеальном случае, вышеперечисленные аудиты должны выполняться известными в бухгалтерском секторе компаниями. Ни при каких обстоятельствах фирма, проводящая аудит, не должна быть связана, находиться в собственности или иметь финансовые дела с фирмой, аудит которой она проводит. Нарушение этого требования является серьезным конфликтом интересов.

Конечно, даже аудит, проведенный профессиональной компанией, имеющей хорошую репутацию, не всегда обеспечивает должную защиту инвестора. Одним из примеров такого поведения является компания Arthur Anderson и ее сотрудники, вовлеченные в скандал с компанией Enron, произошедший несколько лет назад.

Тем не менее, независимый аудитор предоставляет определенную защиту клиентам в случае, когда правительственные регуляторы или агенты, которые должны выполнять свою работу, выполняют ее неадекватно. В случае с Мэйдоффом, по различным причинам, излагать которые слишком сложно для настоящей статьи, SEC — хотя и получала предупреждения от таких отраслевых информаторов, как Гарри Макрополос — не выполнила должной работы и не раскрыла мошенничества Мэйдоффа. Правительственные и финансовые регуляторы предоставляют обществу определенную защиту, но именно инвестор должен проявлять должное усердие и оценивать риск своих инвестиционных решений.

Одним из аспектов случая с Мэйдоффом заключается в том, что его не обязали регистрироваться в качестве финансового советника до 2005-2006 года. Кроме того, бухгалтерская компания Friehling & Horowitz, нанятая для проведения аудита его фирмы, была подозрительно мала для таких крупных операций, какие проводил Мэйдофф. Эта фирма не была широко известна, и ее юридический адрес находился в сельской местности, что само по себе должно было вызвать немедленные подозрения. Но даже после регистрации в качестве советника Мэйдофф мог продолжать свои мошенничества, поскольку его аудиты никогда не анализировались.

3. Было слишком много загадочности, не всегда имеющей смысл

Один аспект, которых оба фильма представили довольно хорошо, заключался в том, что Берни Мэйдофф смог создать загадочную и привлекательную атмосферу, скрывающую его фактическую деятельность.

Фирмы всегда будет пытаться защищать информацию, связанную с их методами и стратегиями работы. Однако клиентам всегда должны предоставляться четкие объяснения того, как инвестируются их средства, какие общие стратегии применяются, и какой доход будет получен. Также должны указываться уровни рисков. Лаура Гольдман, работавшая после скандала 2009 года в компании LSG Capital из Тель-Авива, всегда уклонялась от возможностей работы с Мэйдоффом. По ее словам, он либо не мог дать ответ на основные вопросы по поводу хранителя средств, аудитов или на другие финансовые вопросы. Как и Макрополос, она пыталась предупредить других, а ее стали называть антисемитом за ее проблемы. Макрополос через «пять минут» после чтения стратегии Мэйдоффа, понял, что в ней что-то неправильно.

Уровень секретности и загадочности, создаваемый Мэйдоффом для клиентов и сотрудников его собственной фирмы, должен был стать красным флагом, как и тот факт, что Мэйдофф не брал комиссии за инвестиции. По мнению Макрополоса, сложность стратегии Мэйдоффа работала на сохранение обмана.

Потенциальных инвесторов гипнотизировали харизма Мэйдоффа, его опыт и «квалификация». Следовательно, вывод из этого заключается в том, что опыт, успех, награды, степени и сертификаты — в дополнение к загадочности — могут стать дымовой завесой, скрывающей отсутствие честности.

Как сказал показанный в фильме Wizard («Мастер») потенциальный инвестор после вопросов и ответов, в которых Мэйдофф объяснил свои основы своих инвестиций, «все это бред». Он вышел и не возвратился обратно. Потенциальные инвесторы, встречаясь с такой загадочностью — или когда зашкаливает их «индикатор бреда» — должны поступать так же.

4. Доходы не соответствовали волатильности рынка

Доход на инвестиции никогда не растет по прямой линии. Он колеблется. Макрополос немедленно обратил на это внимание. Он неоднократно сообщал, о своих подозрениях относительно Мэйдоффа в течение нескольких лет и в SEC, и в Wall Street Journal, но его сообщения, как правило, игнорировались.

Первое, что отметил Макрополос, это то, что доходы у Мэйдоффа никогда не колебались и годами шли по прямой линии, независимо от волатильности рынка. За 14-летний период у Мэйдоффа было только семь неудачных месяцев. Отсутствие волатильности доходов всегда должно восприниматься, как красный флаг.

5. Доходы были слишком велики

Только 1% менеджеров хеджевых фондов способен получать высокие доходы год за годом.

Рэй Делио, который несколько лет руководил одним из ведущих в мире хедж фондов Bridgewater & Associates, получал устойчивый доход в 20% в своем фонде Pure Alpha Fund. Согласно публикации в Wikipedia, «К 2011 году фонд сообщал о снижении дохода всего три раза за 20 лет своего существования. Его средний годовой доход составлял 18%». Однако доходы такого типа очень редки и о них почти не слышно, и даже фонд Делио в течение трех лет снижал доходы, показав за первую половину 2016 года доходность в 12%.

Взаимные фонды или фонды, торгуемые на бирже (ETF фонды), которые представляют средних инвесторов, или финансовых советников, обычно предлагают доход чуть выше или чуть ниже рыночного индекса доходности за конкретный год. Это означает, что волатильность их доходов примерно соответствует волатильности рынка.

Доходы хедж фондов, как правило, создаются за счет сложных алгоритмов и стратегий инвестиции, и имеют более высокий риск, чем обычные инвестиции. Большинство новых хедж фондов некоторое время борются за место под солнцем, но затем проигрывают. Хедж фонды выставляют более высокую комиссию и требуют более высоких минимальных взносов от инвесторов. Стабильные, звездные доходы Мэйдоффа, наряду с низкими или вообще отсутствующими комиссиями, должны были стать красным флагом.

Как пишут в Town & Country, «Берни обещал (и выплачивал) от 12 до 20 процентов дохода своим клиентам, независимо от движения рынка». По данным другого источника, один из его фондов стабильно в течение 17 лет выплачивал доход в 10.5%. Но некоторые другие фонды предлагали более скромные доходы, создавая иллюзию реалистичной, но доходной стратегии.

Более высокие доходы всегда означают более высокий риск. Поскольку Мэйдофф платил фондам-донорам за то, что они передавали ему средства клиентов, его реальный доход должен был быть еще выше на 4%, или даже больше. Доходность такого уровня и ее стабильность должны были сделать его лучшим финансовым менеджером, чем Далио — а методы и инвестиции Далио были намного более понятными. Практика Мэйдоффа должна была привлечь широкое внимание профессионалов в инвестициях.

Ни один финансовый менеджер, будь то профессионал или новичок, независимо от того, насколько он умен, не является совершенным. Это означает, что должны существовать свидетельства неудач и снижения доходов в его карьере. Если в истории инвестиционного менеджера не наблюдается неудач, лучше не иметь с ним дела.

Кто пострадал от Мэйдоффа? Почему профессионалы пропустили предупреждения?

Согласно одному отчету, пирамида Мэйдофф существовала с 1975 года, и его инвестиционная фирма насчитывала более 4500 отдельных клиентов, охватывая 13 500 инвесторов. К 2016 году следователям пока удалось выяснить судьбу 65 центов от каждого доллара, инвестированного через Мэйдоффа.

Кто пострадал от Мэйдоффа? Из-за мошенничества Мэйдоффа свои деньги потеряли такие известные люди, как Стивен Спилберг, Кэвин Бейкон, Сэнди Кроуфакс, Ларри Кинг и Джон Малкович, а также такие должностные лица, как Джеффри Катценберг и трастовые фонды семьи Генри Киссинджера. Потерь не избежали политики, крупные банки, такие как Дойчебанк и Бэнк оф Америка, королевская семья Англии, юристы, руководители хеджевых и взаимных фондов, семейные компании и крупные владельцы собственности, а также тысячи других, включая и обычных людей. Кто имел шансы инвестировать в Мэйдоффа, но отказался? Дональд Трамп.

Средние инвесторы потеряли свои накопления. Кто-то покончил самоубийством. Финансовые советники, руководители взаимных фондов, и другие профессионалы, отвечавшие за инвестиции своих клиентов, упустили явные признаки опасности и предупреждающие знаки. Почему?

По мнению Дайаны Энрикес, написавшей книгу The Wizard of Lies («Мастер лжи»), обмануть опытных инвесторов Мэйдоффу позволили два фактора: вариант обычной харизмы Понци («итальянский пирамидостроитель») и наличие структур типа «потемкинских деревень», которые обманули регуляторов. Но это не помогает среднему инвестору распознать мошенника.

Как и в фильме Wizard («Мастер»), следователь SEC, не сделал один телефонный звонок для проверки данных компании Мэйдоффа Depository Trust Company (DTC) (каждая брокерская компания обязана вести такие данные, в которых отражаются покупки и продажи), а инвесторы и советники полагались на личные отношения, харизму и репутацию Мэйдоффа. Им следовало бы проявить должное старание и проверить основные индикаторы, которые могли бы сообщить им, имеют ли они дело с хранителем фондов и является ли это инвестиционное предложение безопасным.

Эти пять красных флагов не дают гарантии, позволяющей избежать рисков потерь при проведении инвестиций. Но с них можно начинать, чтобы гарантировать сохранность ваших средств не только сегодня, но и в последующем.

Источник: https://www.advisorperspectives.com/articles/2017/06/05/the-bernie-madoff-fraud-five-lessons-for-investors-from-the-wizard-of-lies

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Подпишитесь на нашу рассылку:

Delivered by FeedBurner